"Они сражались за Родину"

В мае 1974 г., режиссер Сергей Бондарчук начинает съемки фильма «Они сражались за Родину». Фильм снимается на Дону у хутора Мелологовского Волгоградской области.

У меня не хватит слов, чтобы описать то, чем станет этот фильм для советской культуры. Я вам покажу, наверное, первый газетный репортаж со съемочной площадки, сделанный корреспондентами областной газеты «Молот» в июне 1974 г.

С удовольствием и благодарностью напомню, что попал я в этот год, благодаря сотрудникам отдела краеведения ДГПБ

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Ниже я приведу полностью текст заметки. Хочу только отметить, что в начале съемок, режиссер и актеры были мало разговорчивы.

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

И несколько фотографий, сделанных на съемочной площадке.

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

Репортаж со съёмок фильма "Они сражались за Родину"
 

И чтобы вы окончательно погрузились в атмосферу тех лет, приведу ниже маленький отрывок из романа ставшего литературной основой фильма.

Надеюсь вы читаете эту заметку до обеда))

 

— А неплохо бы было щец с молодой баранинкой рубануть... Хороши овечки у хозяйки, особенно одна ярка справная. Там курдюк у нее — килограмма на четыре, не меньше! Ежели раздобрится хозяйка на овцу, надо только эту ярку резать. Я ее облюбовал, еще когда овцы с попаса пришли.

— Борщ из баранины хорош с молодой капустой, — задумчиво сказал старшина.

— Капуста молодая, а картошка должна быть в борще старая, — с живостью отозвался Некрасов. — В молодой картошке толку нет, на варево она не годится.

— Можно и старой положить, — согласился старшина. — А еще неплохо поджаренного лучку туда кинуть, этак самую малость...

Незаметно подошедший к ним Василий Хмыз тихо сказал:

— До войны мама всегда на базаре покупала баранину непременно с почками. Для борща это замечательный кусок! И еще укропу надо немного. От него такой аромат — на весь дом!

— Укроп — баловство одно. Главное, чтобы капуста свежая была и помидорки. Вот в чем вся загвоздка! — решительно возразил старшина.

— Морква тоже не вредная штука для борща, — мечтательно проговорил Некрасов.

Старшина хотел что-то сказать, но вдруг сплюнул клейкую слюну, злобно проворчал:

— А ну, кончай базар! Давай, дочищай оружие, сейчас проверять буду по всей строгости. Затеют дурацкие разговорчики, а ты их слушай тут, выворачивай живот наизнанку...

 

И еще один:

 

Но Лисиченко только рукой махнул и все так же невозмутимо ответил:

— Меня убьют тогда, когда на твоей могиле, Петя, чертополох вырастет, когда тебе земляная жаба титьку даст, не раньше.

Говорить с поваром было бесполезно. Он был неуязвим в своем добродушном украинском спокойствии, словно железобетонный дот, а потому Лопахин, передохнув, тихо и неуверенно сказал:

— Стукнул бы я тебя чем-нибудь тяжелым так, чтобы из тебя все пшено высыпалось, но не хочу на такую пакость силу расходовать. Ты мне раньше скажи — и без всяких твоих штучек, — что мы нынче жрать будем?

— Щи.

— Как?

— Щи со свежей бараниной и с молодой капустой.

Лопахин проигрывал игру: над ним явно издевались, а он не находил таких увесистых слов, чтобы достойно ответить.

Снова присел он на корточки возле окопа, призвал на помощь все свое самообладание, проникновенно заговорил !

— Лисиченко, я сейчас перед боем очень нервный, и шутки твои мне надоели, говори толком: народ без горячего хочешь оставить? Гляди, ребята этого тебе не простят. Я первый могу хлопнуть по тебе прямой наводкой, и мне наплевать, что из тебя тогда получится и какого цвета будет у тебя после этого лицо. Ведь ты понимаешь, кто ты есть? Ты — бог войны! Не артиллерия — бог войны, это про нее зря так говорят, а ты самый настоящий бог, потому что главное и в наступлении и в обороне — это харч, и всякий род войск без харча — все равно, что ноль без палочки. Чего же ты тут околачиваешься? Иди, милый, отсюда поскорее, пока тебя за ноги не выволокли, иди, маскируйся как следует и, пока все тихо в окрестностях войны, с малым дымом вари кашу. Черт с ней, согласен даже кашу твою есть: без нее хуже, чем с ней. Кто мы есть без горячей пищи? Мы жалкие люди, даю честное слово! Я, например, без хлебова становлюсь несчастней самого последнего итальянца, хуже самого несчастного румына. И прицел у меня становится не тот, и какая-то слабость в ногах, и в руках дрожь появляется... Иди, Лисиченко, и будь спокоен, управимся тут и без тебя. Клянусь тебе, что твоя должность такая же почетная, как и моя. Ну, может быть, на какую-нибудь десятую долю только пониже...

Лопахин ждал ответа, а Лисиченко медленно достал из кармана розовый, расшитый немыслимыми цветами кисет, медленно оторвал от газетного листа косую и длинную полоску и еще медленнее стал вертеть козью ножку. Только начинив цигарку табаком и добыв из трофейной зажигалки огня, он не спеша сказал:

— Напрасно ты меня уговариваешь, герой. С кухней на спине Дон переплыть я не могу — она же меня сразу утопит, переправить ее по мосту тоже невозможно. Подорву я ее гранатой, когда надо будет, а сейчас пока в котле щи наваристые готовятся. Верно говорю. Что ты на меня глаза лупишь? Убери их немножко или придержи руками, а то они у тебя наземь упадут. Видишь, какое дело: возле моста бомбой овец несколько штук побило, ну я, конечно, одного валушка прирезал, не дал ему плохой смертью от осколка издохнуть, капусты на огороде добыл, воровски добыл, прямо скажу. Ну и поручил двум легкораненым за щами присматривать, заправку сделал и ушел; так что у меня все в порядке. Вот повоюю немножко, поддержу вас, а придет время обедать — уползу в лес, и горячая пища по возможности будет доставлена. Ты доволен мною, герой?

Растроганный Лопахин хотел было обнять повара, но тот, улыбаясь, присел на дно окопа, сказал:

— Ты вместо этих собачьих нежностей одну гранатку мне дай — может, сгодится на дело.

 

Теперь я вам расскажу еще одну причину, почему листая подшивку Молота, я остановился на номере с репортажем со съемок этого фильма. Как уже сказал, фильм снимался в 1974, а вышел на экраны в 1975 г.

А следующим фильмом Сергея Бондарчука, станет снятый в 1977 г, и очень малоизвестный фильм «Степь». По повести Антона Павловича Чехова.

Примечателен этот фильм тем, что роль Ростова-на-Дону в нем «сыграет» Новочеркасск.

 

Писал в этой заметке.

Не удивлюсь, если у режиссера снимавшего один фильм в донской степи, появилось желание не расставаться с этим краем.

 

 

 

 

Ankol1 (29.01.22 10:37)

"Не удивлюсь, если у режиссера снимавшего один фильм в донской степи, появилось желание не расставаться с этим краем."

Так ведь Сергей Бондарчук учился в Таганроге и Ростове-на-Дону, он же местный!

Оставить комментарий

Изображение
Максимальный размер файла: 100 МБ.
Разрешённые типы файлов: png gif jpg jpeg.